220088, Минск, ул. Захарова, 53
+375 (17) 294-63-61
+375 (17) 283-68-76
admpart@minsk.gov.by
пн-чт 845 - 1300; 1400 - 1800
пт 845 - 1300; 1400 - 1645
сб-вс выходной

все контакты

В феврале 2019 года Белорусскому государственному цирку исполняется 60 лет. К юбилейной дате «Вечерний Минск» рассказывает о сотрудниках именитого столичного учреждения культуры в проекте «Цирковая азбука»

ЦИРКОВАЯ АЗБУКА. Б – Балетмейстер

Балетмейстер Белгосцирка Елена Батян рассказала корреспонденту агентства «Минск-Новости», как попадают в балет и что самое трудное для танцора в работе на манеже.

— Елена, наверняка вы с детства любили цирк?

— Конечно, как и многие ребята. Позже выбиралась в цирк уже с сыном. Но в детстве больше всего любила танцевать, да и сейчас обожаю это дело. Началось все с Дома пионеров Октябрьского района Минска, где я познакомилась с театром-студией «Ронд». Поступила в колледж искусств, выучилась на руководителя самодеятельного танцевального коллектива. Спустя 5 лет подтвердила свои навыки в Институте культуры (ныне это университет культуры и искусств).

— Как же вас занесло на манеж?

— Пригласил известный артист, а тогда главный режиссер минского цирка Серж Бондарчук. До этого я, признаться, многим занималась. В 1990-х уезжала танцевать за границу, на заработки. Вернулась, родила сына. Потом ставила номера для «Славянского базара». Преподавала в родном колледже современное направление хореографии. Параллельно стала арт-директором в некогда известном клубе «Мэдисон», где кроме организации вечеринок занималась еще и постановкой номеров для балета. В таком темпе выдержала три года… И если бы тогда мне кто-то сказал, что буду работать в цирке, покрутила бы пальцем у виска. Но приятельницы пошли в цирк, встретили там Сержа, который и предложил мне работу.

— Сразу руководителем?

— Почти (улыбается). Моим боевым крещением стало участие в цирковом балете на гастролях в Гомельском цирке. Я не только выступала на манеже, но и ставила номера. В составе труппы съездила на гастроли в Японию, а когда вернулась, получила предложение остаться в цирке балетмейстером.

— От артистов слышал, что одна из самых трудных задач в работе на цирковую аудиторию — вести диалог со зрителями. Даже если стоишь к публике спиной. А в чем заключается специфика циркового балета?

— Любой танцевальный номер имеет хронометраж. Просто на сцене он может идти 3-4 минуты, а в манеже — всего около минуты. В цирке надо уметь создать законченную хореографическую зарисовку в момент перехода от одного номера к другому. Поэтому пришлось учиться быть балетмейстером заново. Например, нужно подвести публику к воздушному номеру. У нас есть примерно минута, пока технический персонал подготовит тросы, а артисты займут свои позиции на арене. Наша задача — отвлечь зрителя от технического момента. Поэтому девушки балета появляются в центральном проходе, привлекают внимание зала, потом исполняют движение на барьере и идут к боковым выходам. Все движения должны быть яркими и эмоциональными. И такие зарисовки делаем почти перед каждым выступлением артистов.

— Пожалуй, самый главный вопрос: как попасть в балет Белгосцирка?

— Попасть к нам очень легко, нужно просто добросовестно делать свою работу — хорошо танцевать. Важно отметить: мы никого не учим танцевать. Движениям — да, но танцевать — нет. При этом верю, что важную роль в коллективе играет не только руководство, но и костяк балета. Эти девушки начинали вместе со мной, они настоящие трудяги. И для меня честь работать с ними. Это и Танечка Дунаева, и Юля Жизневская, и Алена Куликова-Чухнова, которая из артистки балета превратилась в воздушную гимнастку, выступала в номерах в кольце и на полотнах, а теперь она — мама.

— Получается, из балета Белгосцирка есть только два пути — в декрет или под купол?

— Для меня самое главное, чтобы девочки были счастливы. Работа, конечно, важна, но жизнь важнее. Поэтому каждая артистка балета должна испытать прекрасное чувство материнства, состояться как личность. Конечно, я расстраиваюсь, когда кто-то выпадает из состава, но больше — радуюсь. Сейчас в декрете 4 участницы, а на манеже работают 11 леди, или птички, как я их называю.

— И все же коллектив-то женский… Конфликты случаются?

— Бывают, куда без них. Кто-то недоволен местом во время исполнения номера, другой не дали танцевать соло… Нужно следить за ситуацией. Но атмосфера в балете здоровая. Конечно, порой девушки устают, но от трудностей еще никто не уходил.

— Два года назад балет Белгосцирка был приглашен на цирковой фестиваль в Монако. Вам понравилось?

— Человек, понимающий цирк, стремится к одному — попасть в «царство» Монако. Быть причастным к этому фестивалю — большая радость. И конечно, ответственность, все-таки представляли родную Беларусь.

— Признайтесь: балет танцует только для мужской публики, чтобы та не скучала в цирке?

— Не только для этого (смеется). Но в работе у нас есть четкое равнение на красоту, вкус и стиль.

Цирковая азбука. Д — дрессировщик?

Сегодняшний собеседник, артист Белгосцирка Айдын Исрафилов, — о переезде в Минск, современных нюансах профессии и кочевой жизни.

— Айдын, наш проект называется «Цирковая азбука», и, пожалуй, придется выбирать между буквами Д — дрессировщик — и У — укротитель…

— Может, лучше Д — друг или Н — наставник? Ведь сейчас так много критики нашей профессии. Считаю, что это не с животными сейчас все плохо, а с дрессировщиками, точнее уровнем их обучения и подготовки. Что касается термина «укротитель», то его следует относить к ХХ веку, когда в Советском Союзе намеревались повернуть вспять реки, а также гордились другими чудесами человеческого потенциала. Не отставала и культура, поэтому и появлялись аттракционы, например, Мстислава Запашного, где тигр дает лапу слону и оба на задних лапах стоят перед дрессировщиком. По воле человека… Сейчас это неактуально, в новой парадигме времени нет места укротителям, даже дрессировщикам. Человек ищет гармонию, хочет быть в единстве с природой. Самые лучшие номера с лошадьми — на природе, без железа во рту. Все живое само должно тянуться к нам. Извините, что я так витиевато.

— Все правильно, тем более что вы один из немногих, кому разрешен въезд с животными в Европу.

— И обезьянка, и собачки с осликами въездные в ЕС (смеется). Мои постановки трудно назвать дрессурой. Ослики выходят на манеж позабавиться с игрушками, съесть что-то вкусное. Для них это поляна. У обезьян тоже игра, если в ней победить, то получишь бонус. Вот зрители и приходят понаблюдать за нашим весельем.

— Если бы вам вручили 5 львов и 5 тигров, то наверняка с играми пришлось бы повременить…

— Думаю, на стадии детства с любым животным полезно играть. А дальше в дело вступают профессиональные тайны. Мой хороший друг Василий Тимченко руководит номером с морскими львами. У него специальное образование, долгое время работал с животными на Министерство обороны СССР. Одна из историй меня просто поразила. Однажды у него был перерыв между гастролями в Сочи, и он решил отпустить львов в море. Две недели они «гуляли». Порой Василий подходил к определенному пирсу, и… они все подплывали. После «отпуска» по одному свистку животные вернулись, и коллектив поехал работать дальше. Это тонкости психологии.

— Три года назад вы переехали в Минск. Стал ли для вас наш манеж родным?

— За эти три года я пару раз был в Москве, где учится дочка, много времени провел на гастролях и еще больше — на репетициях в Минске. Жена все время со мной. Животные — это тоже часть моей семьи, за ними всегда нужно присматривать, заглядывать им в глаза, знать, что беспокоит. Здесь они имеют лучшие условия жизни. Поэтому минский цирк для меня — № 1.

— Ставите новые номера?

— Ресурс животных ограничен, поэтому постоянно готовим очередных артистов. Сейчас у меня растет обезьянка, которая очень талантлива. Ронни еще со мной, но ему 22 года, он заслужил отдых.

— И все же как случилось, что вы стали штатным артистом минского цирка?

— В России сейчас сильно сокращают бюджетников, переводя их в категорию малого предпринимательства. Чтобы люди сами несли ответственность, платили налоги. Теперь представьте, что таким «бизнесменом» становится дрессировщик. Первым делом придется найти материально-техническую базу… Из-за таких нововведений многие уходят из профессии. Нехорошая тенденция, которая за 3–5 лет может разрушить советский институт дрессуры. В этом плане очень хорошо, что в Минске стараются защищать интересы и публики, и артистов. У меня есть все условия для работы, тренировок, повышения уровня номера. Да и чего скрывать, цирк в Беларуси доступнее. Государство заботится, чтобы люди семьей могли прийти в цирк. Это вызывает уважение.

— Не хочется остановиться и спокойно показывать номера на одной площадке?

— Цирковые делятся на тех, кто ищет гастролей, и тех, кто их категорически не приемлет. Считаю, что артисты цирка должны быть готовы к переездам, кочевому образу жизни. Здесь нет никаких противоречий. К тому же мне приятно представлять уже родной Белгосцирк за рубежом.

— Приоритет — Европа?

— Да, у них лучшие климатические условия (смеется). Ну а если серьезно, то там работают цирки-шапито, а стационарные здания скорее исключение. Например, в 2016 году я выступал во французском Лилле, где во время Рождества активизируется все цирковое. К счастью, наше искусство — часть традиции Западной Европы. И многие города стараются организовать в предновогодний период ярмарки, спектакли для детей. Если говорить о гастролях в общем, то за последние два года мы работали в Смоленске, Хабаровске, Владивостоке, Тбилиси, а сейчас уезжаем в Азербайджан.

ЦИРКОВАЯ АЗБУКА. Ш – шпрехшталмейстер

Кто такой шпрехшталмейстер и что он делает в Белгосцирке? Своими мыслями о профессии ведущего с корреспондентом агентства «Минск-Новости» поделился единственный в стране цирковой конферансье Дмитрий Александров.

Об артистах

Бывают очень хорошие клоуны. А бывают… непьющие (смеется). Но все они непременно норовят затащить меня в свои репризы. Да мне и самому это нравится.

Первые трудовые дни, выходя в манеж, старался работать на первый, четвертый сектор и ложу. Ведь здесь самые дорогие билеты (улыбается). На самом деле просто не понимал, как это — работать на весь зал. Крутиться, что ли? Спасибо одному заслуженному артисту — показал и научил.

Очень часто с публикой играют в «обманки», щекочут нервы. Лучшие актеры получаются из воздушных гимнастов и канатоходцев. Приходится подыгрывать и мне, намекая залу на «смертельный номер».

Среди артистов-гостей всегда ищу рыбаков. Подхожу перед генеральным прогоном, когда все участники представления вместе, и спрашиваю: «Кто рыбак?»

О семье

В детстве после посещения минского цирка устраивал для родителей домашние мини-представления. Брал у мамы дезодорант — это был мой микрофон, объявлял номер. Переодевался в клоуна, обязательно напяливал на нос шарик от пинг-понга, предварительно его раскрасив. Ну а в качестве артистки-акробатки выступала моя младшая сестра (смеется).

Родные и близкие стараются не пропускать ни одной премьеры в нашем цирке. Считаю, что привил им дополнительную любовь к цирковому искусству. Дочь, правда, реже стала приходить на спектакли из-за учебы в вузе. Хотя еще пару лет назад у нее было большое желание научиться жонглировать и ездить верхом. С первым получилось, а со вторым… Я был против. При всей моей любви к лошадям считаю этот жанр очень травмоопасным. Снимаю шляпу перед наездниками.

Мнение, что цирк — зрелище для детей, устаревшее. Кто же их туда приводит? Взрослые. А ведь им тоже должно быть интересно.

О работе

Я как-то позвонил в отдел кадров цирка и поинтересовался насчет вакансии ведущего. Мне сказали: увы, нет такой… А спустя время к нам в эфир (я работал и работаю на радио) пришел худрук цирка Витаутас Григалюнас. Подхожу, здороваюсь и спрашиваю, есть ли у них вакансии. Оказалось, есть.

В профессии шпрехшталмейстера все хорошо, кроме одного — выговорить ее не у всех получается (смеется). Это чисто цирковое название. В трудовой книжке все проще — артист-конферансье.

Меня по старинке часто путают с инспектором манежа. Ведь раньше он командовал униформой, отвечал за всё представление и номера успевал объявлять. У нас же вопросами репетиций, подвески оборудования и прочего заведует настоящий инспектор манежа Белгосцирка Василий Уманец.

Первое свое представление помню замечательно. Волнение дикое, но был горд собой, что не накосячил — всех объявил вовремя и правильно произнес фамилии, имена, регалии и звания.

На гастроли меня не берут. В каждом цирке в других странах есть свой ведущий. Хотелось бы? Возможно. Только на недельку-другую. Между перерывами в программах Белгосцирка (улыбается).

В цирке важно все — трюк, свет, звук. Сейчас зрителя надо удивлять. Ведь как порой шикарно смотрится номер, когда в него добавляют струи воды и лазеры! Это я о «Фонтанах» в нашем цирке вспомнил.

О секретах

Между номерами мы с артистами, как правило, весело общаемся. Рассказываем смешные анекдоты, истории из жизни. Иногда выступающих нужно просто подбодрить, справиться о здоровье. Конечно, есть и такие, кто серьезно настраивается. Зависит от жанра.

Вот чего не люблю, так это с папкой-планшеткой работать. Не понимаю цирковых ведущих, читающих с листика на обычных представлениях. Тренируйте память!

Помню, приезжали к нам артисты из КНДР с групповым номером. Меня попросили представлять всех поименно после завершения их выступления. Я выучил все их фамилии — Чим Чен Кхе, Ким Чан Хке и так далее. Сложно… Но это моя работа, и я хочу делать ее профессионально.

В нынешней программе «Цирки мира» тоже участвуют северокорейцы. Подхожу к ним и говорю: «Анйохасьё». Это означает «здравствуйте». А переводчик-кореец мне в ответ: «У вас очень хорошее произношение». Мне было приятно.

О казусах

Во время программы «Парад династий» забыл объявить артистку: заговорился с кем-то за кулисами. Она не обиделась.

Как-то вышел в манеж, чтобы сконцентрировать внимание зрителей на трюке обезьяны. А она под барабанную дробь начала дуть прямо на пол. Зал был в восторге. Или как говорят клоуны, в зале была «стоняра».

Когда увидите ведущего под куполом? Когда установят очень крепкие тросы (смеется). Один раз поднялся метра на три, и уже было страшно.

О ролях

Есть классический цирковой дивертисмент. Тогда я просто как ведущий объявляю номера. А в сюжетных спектаклях играю персонажей. Поэтому всегда интересно, кем буду в следующий раз. Признаюсь, очень понравилось играть отрицательного героя Непогоду в новогодних шоу. Видимо, устал я от положительных персонажей сказочника и Деда Мороза.

Люблю, когда целиком занят в шоу, когда не присесть. Бывали представления, что в начале программы поздороваешься, потом антракт объявишь и в эпилоге артистов представишь. Всё. Тогда время тянется катастрофически медленно. Раньше занимал себя жонглированием в гримерке. Теперь «пилю соло» на гитаре. А что? С гитарой номера никто еще не объявлял, кажется. Может, первым буду!

Новость предоставлена агентством «Минск-Новости»

Информационные ресурсы Республики Беларусь